Текстура игра

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Counter Strike Condition Zero Википедия


текстура игра

2017-09-21 16:01 Counter Strike Condition Zero компьютерная игра в жанре трёхмерного шутера с видом от первого лица Vikings Wars of Clans это, по сути, клон Clash of Kings, но не полностью, а частично Такой же геймплей




— Мне нужен верный друг, который подаст мне в старости бухлишка. — Может, воды? — Извините, вы мне не подходите.


Простите меня, я в этом ничего не понимаю…, но позвольте дать Вам совет. © Иосиф Египетский






РАССКАЗ ВЕТЕРАНА АЛКОГОЛЬНОГО ФРОНТА Скажи ка, дядя, неужели Такое было в самом деле На памяти твоей - Поверить в это трудновато, Но говорили мне ребята, Что водка стоила когда-то Дешевле трех рублей? - Да, были цены в наше время! Их не увидит ваше племя Как собственных ушей. На три рубля мы брали "банку" И хлеба черного буханку, Причем не с двух, а спозаранку И без очередей. А на витринах магазинов Чекушки были - рупь с полтиной, Поверишь ли, мой свет? Да что там водка, помню, братцы, Коньяк - четыре карбованца! А про портвейн и заикаться Не буду - мочи нет. Ничто не вечно под луною, Прошло то время золотое, Прошло, как сладкий сон, Когда братва на трехрублевку Брала спокойно поллитровку, И оставалась мелочевка Еще на закусон. Да, водка стоила не много. Ее цена была от Бога - "Два-восемьдесят семь"! Но вздули нехристи-иуды До трех с полтиной (без посуды), И так народу стало худо, Хоть пить бросай совсем. Но, видно, там не рассчитали, Что наша воля крепче стали. Мы не сдавались, нет! Бойцами звались мы не даром, Мы не согнулись под ударом И продолжали перегаром Дышать на белый свет. Да там ведь тоже не дремали, Еще полтинник сверху дали, Как сапогом поддых. И тут-то многие сломались, И тройки спитые распались, Уже все чаще собирались С одной на четверых. Лишь мы, седые ветераны, Остались верными стакану - Стоять, так уж стоять! Для нас тут не было вопроса, Чтоб оставалась прежней доза, По полтора целковых с носа Мы стали собирать. Враг не желал остановиться, Он выдал водку за пять-тридцать. Смеялся, видно, гад! Такие, брат, метаморфозы: Кому-то - смех, кому-то - слезы. Чтоб не снижать привычной дозы, Достал я "аппарат". Но, вот, "пять-тридцать", Боже! Боже! Вдруг дефицитом стала тоже, А цены все растут! Ну, прямо некуда деваться Кругом "шесть", "восемь" да "пятнадцать". Куда христьянину податься? Хоть в петлю лезь, хоть в пруд. Мы ведь не просим слишком много. Но эй, вы, там... побойтесь Бога! Доколе ж нам терпеть? Чего добились вы всем этим? Страдают семьи, плачут дети, А мы как пили, так, заметьте, Намерены и впредь. Мы угрожали и просили, Чтоб цены малость приспустили - Терпеть не стало сил. Да там сидят, поди, глухие. Что им страдания людские! И так стонала вся Россия От Бреста до Курил. Но, видно, внял Господь моленьям - Народу вышло послабленье, Спустилася цена. Немного сбавили паскуды. Четыре-семьдесят (с посудой). Мы пили много, как верблюды, С утра и до темна. А время шло, мы постепенно Привыкли к ценам современным, Военный пыл угас. Уже казалось ерундою, Что платим мы дороже вдвое. Довольны были все судьбою... Как вдруг пришел УКАЗ! Вам не видать таких сражений! Велось фронтально наступленье, С размахом, черт возьми! Отделы винные закрыли, Продажу водки сократили И "звездный" час установили От двух и до семи. Удар был выверен до грамма. Всем как серпом по этим, самым... Пришелся сей указ. Напарник мой рожден был хватом. Он десять дней ругался матом, Потом подался к ренегатам И перешел на квас. Но поля боя мы не сдали, А только крепче зубы сжали, Надеясь на первач. И вновь удар - помилуй, Боже! Подорожали резко дрожжи, И с этим делом стало строже. Ну, жизнь пошла - хоть плачь! Сперва я тоже испугался И даже сдуру собирался Загнать свой "аппарат". Но подождать решил немного, А вдруг, да выведет дорога Опять к исходному порогу, Вдруг повернет назад. И вновь лихие перемены: Опять на водку вздули цены - Хотят нас извести. Но нас в России миллионы В подобных битвах закалены И мы стоим определенно На правильном пути. Пусть будет худо нам порою, Пусть снова вдвое, даже втрое Поднимется цена, Но мы друг другу клятву дали: Стоять, как прадеды стояли, Когда Россию защищали В полях Бородина!


Тут стали появляться истории о путче двадцатипятилетней давности, а я вспомнил своё, как я неожиданно способствовал карьерному росту одного сотрудника КГБ. Дело происходило на Дальнем Востоке, а в восьмидесятые годы прошлого столетия тогда я был начальником районного узла связи, Но это была только вывеска, за которой скрывался стратегический узел связи, как это зачастую бывало в СССР. Да, мы обслуживали местное население телефонной связью, но в то же время обеспечивали серьёзную связь. И понятно, что нас достаточно хорошо опекало КГБ, у них и своя связь у нас же размещалась. А отношения с ребятами из органов у нас были самые приятельские, практически никакой политики, только технические вопросы. И был сотрудник, за давностью лет можно уже и назвать – Юра, который слишком уж дотошно нами интересовался. Его в первую очередь интересовала устойчивость и надёжность нашей связи: типа, что нужно сделать, чтобы оставить без связи какой-либо объект. Я достаточно добросовестно ему пояснил, что самое главное – это здание, где размещено оборудование, а делать повреждения на линиях связи, как воздушных, так и кабельных особого смысла нет. Это только ненадолго оборвёт связь, так как мои ребята эти повреждения достаточно быстро устранят и это замечание подходило практически ко всем узлам связи в области. А самая главная проблема, и это непреодолимая сила, когда нас попросту заблокируют свыше. Но и тут есть выход – можно воспользоваться средствами связи других организаций, как например - железная дорога имеет свою независимую связь, нефтяники, а также и электрики, под которыми мы подразумеваем снабжающих нас электричеством энергетиков. Так как первые две отрасли были от нас далече, а вот электрики были под боком. Я и сам не предполагал, что у них есть такая связь, просто ко мне обратился за помощью начальник недавно построенной мощной электроподстанции в налаживании оборудования связи. Когда я со своими специалистами приехал к ним на подстанцию, и увидев их аппаратуру, у нас потекли слюни: это было на тот момент самое современное оборудование, причём импортное. Мы помогли им настроить это оборудование, с обещанием и в дальнейшем помогать. В ходе общения начальник подстанции похвастался, что у них крутая связь, если надо, то и в Москву может позвонить. И он не обманывал, у них была прямая связь на Хабаровск, а оттуда прямая связь с Москвой. Вот такие сведения о наших электриках я и поведал Юре, а он оказался прилежным учеником и годами позже применил на практике. К тому времени я уже работал в Украине, из телефониста превратился в радиста. А год спустя после путча в 92-м году я сумел побывать в отпуске на родине, Естественно были встречи с бывшими коллегами, разные расспросы о жизни в Украине, обсуждались политические события и т.д. И тут мне говорят: а ты знаешь, как Юра отличился во время путча? Рассказали: во время путча связи с Москвой не было, никакой. Начальство районное сидело в кабинетах как мыши в норках, не зная что предпринять. А Юра вспомнил мои советы и смог через электриков выйти на Москву и позвонил в соответствующий отдел. О чём он с ними говорил, это история умалчивает, но после того, когда всё успокоилось, областное начальство КГБ получило хороший втык из Москвы. Как так, какой-то рядовой работник из захудалой дыры смог с ними связаться, а вы нет! Конечно, если смотреть по карте, то это дыра, но в тоже время через этот узел связи были каналы и на Москву. Короче, месяца через два Юру забрали в область на серьёзное повышение. PS. А вот в истории от 19 августа, где пишут о том, что накануне перед путчем, в выходной день работали связисты на переговорных пунктах, лишний раз подтверждает тот факт, что Кравчук, будучи тогда первым секретарём компартии Украины, был в числе заговорщиков и прекрасно был осведомлён о предстоящих событиях и на всякий случай поднял по тревоге связистов Украины, это было в его возможности. Просто этот хитрый лис, как всегда отмежевался от путчистов.